26 лет успешной работы на
рынке селекции и семеноводства
+7 (86631) 9-33-16
+7 (967) 422-99-52
Статья в журнале «Селекция, семеноводство и генетика». Выпуск №4, Август (16), 2017.
24/10/2017

Князев Р.А., к.с.-х.н., директор Инновационно-производственной агрофирмы «Отбор», Кабардино-Балкария

— Мы занимаемся селекцией гибри­дов кукурузы 26 лет. В настоящее время зарегистрированы 10 гибри­дов, в испытании находятся 2 пи­щевых сорта белозерной кукурузы. В 2017 году готовим в Государствен­ное испытание 5 новых зерновых гибридов кукурузы.

Самое актуальное — это обновле­ние и создание исходного материала для селекции конкурентоспособных гибридов. Для этого используем все известные методы и ведем работу по многим направлениям — от создания самого раннеспелого исходного ма­териала и до позднеспелого.

Особая наша удача — позднеспе­лый гибрид Стелла, зарегистриро­ванный в Южном федеральном округе в 2016 году. Он хорошо высыхает на корню — до 14-17% влажности.

Мы создаем гибридные популя­ции, методом самоопыления выде­ляем из них линии, обмениваемся материалом с научными учреждени­ями (ВНИИ кукурузы, Краснодарским НИИСХ), фирмами из Турции, Китая, Аргентины. Кроме того, в рамках координационного совета во главе с ВНИИ кукурузы сотрудничаем с 16 научными учреждениями.

Наибольшие трудности заклю­чаются в том, что мы в значитель­ной степени отстали от зарубежных конкурентов, некоторые из которых работают с первой половины XX столетия. И надо составить им кон­куренцию за короткий период вре­мени. Для этого нужно очень многое, прежде всего комплексный подход. Во-первых, необходимы кадры, подкованные в селекции,генетике, математике, физике, химии, с хоро­шим образованием. Такие молодые люди нужны, чтобы дальше раз­вивать селекцию. Мы под такие кадры заранее приобрели кварти­ры, строим жилье, приглашаем. Я считаю, что социальная сторона обеспечения науки в нашей фирме хорошо развита. Но пока не знаем, каким способом дойти до ума и серд­ца образовательных институтов, где готовят таких специалистов. Другое дело, некоторые молодые люди по­лагают, что жить в сельской местно­сти не очень престижно. Но мы даем приличную зарплату, особо не привя­зываем к одному месту. Ведь сейчас можно работать удаленно, что рас­пространено при сотрудничестве с иностранными партнерами. Можно приехать в период гибридизации, а в остальное время быть на связи: выбор ее видов широк.

Вторая проблема — нет хороших селекционных сеялок, комбайнов и всего необходимого мелкого обору­дования. Например, для нас долгие годы недостижима задача — приоб­рести кукурузный селекционный комбайн, кукурузную селекционную сеялку. Комбайн Wintersteiger для нас недостижимо дорогой, мы не мо­жем близко к нему подступиться: его стоимость достигает 18 миллионов рублей. Работать он будет всего 10 дней, а все остальное время простаи­вать в ангаре. Констатация известно­го научного агроинженерного центра возможности обеспечить селекцио­неров техникой, к сожалению, много лет остается на уровне разговоров. Да и может ли небольшая частная селек­ционно-семеноводческая компания дать ученым заказ, оплатить их ис­следования за то, что они создадут комбайн и когда-то его продадут нам? Это невозможно!

Мы используем 4-рядную селек­ционную сеялку Луганского завода. Изучили ее от и до. Механики и се­лекционеры все умеют делать на ней. Но заданная равномерность посева не получается. Попытались посеять сою для демонстрации — не выходит: высевной аппарат зажимает зерно, и диск перестает вращаться. Пробле­мы, на первый взгляд, мелкие, но они не дают работать.

Что же делать? Думаю, надо про­изводить или покупать нормальную технику.

Если мы хотим быстро выпустить хорошие гибриды, то надо прове­сти огромный объем испытаний. Но можно ли это сделать вручную? В про­шлом году мы выломали початки на 10 тысячах делянок сортоиспытания! Свезли в склад, там их обрушили — и все вручную. Где ж таких людей сейчас найдешь? И где гарантия достоверно­сти испытаний, если все подвержено человеческому фактору?

Это не сложные вопросы для реше­ния. Просто никто за них не берется, никому это не интересно. Я имею в виду тех людей, кто может это ре­шить, Минсельхоз например, если считает, что стране нужны гибриды. Не все проекты, которые государство финансирует, оказываются эффектив­ными. Краснодарский НИИСХ за счет собственных средств смог купить себе комбайн, поскольку у них большой объем продаж семян зерновых. А у других фирм, тоже перспективных, нет таких объемов продаж. Тем не менее надо всем оказать внимание, чтобы они могли развиваться и в перспекти­ве дать что-то такое, что все ахнут.

Есть предложения приобрести технику совместными усилиями нескольких компаний. Но такое ис­пользование не будет поддерживать достоверность сортоиспытания. Объ­ясню почему. Например, мы произво­дим семена с ФАО от 130 до 600. И при наступлении зрелости надо каждую группу убрать отдельно. Сначала блок из 100 самых ранних делянок, потом более поздние. И время уборки в раз­ных предприятиях может совпасть.

И самая главная проблема — это ре­ализация семян. В 2016 году мы про­извели их 2000 тонн. А реализовали всего половину. И ведь семена выра­щены с полным соблюдением методи­ки. Отличные гибриды, дают хорошие результаты и по зерну, и по силосу. Здесь, на Дне поля, они представлены, посмотрите, какая красота! Видимо, у нас еще не хватает соответствующих знаний по вопросам маркетинга, уме­нию представлять и продавать семен­ной материал. Может, есть какие-то другие способы продажи, о которых мы не догадываемся.

Видимо, при подсчете необходи­мого количества семян на российском рынке допущена ошибка. Считается, что нужно 100 тысяч тонн семян куку­рузы. Допустим, отечественные фир­мы произвели 40 тысяч тонн. А почему они не проданы? Вот самая большая проблема! Или изначально названа неправильная цифра? У всех произ­водителей семян кукурузы, объеди­ненных в Национальную ассоциацию производителей семян кукурузы и подсолнечника (НАПСКИП), большие остатки. Ассоциации и союзы не смо­гут нам помочь в плане реализации се­мян. Но должны сказать свое слово в правительственных кругах хотя бы для того, чтобы у нас была техника.

Не так много фирм, которые зани­маются селекцией кукурузы. Чтобы обеспечить их селекционной техни­кой под соответствующую программу, потребуются не такие большие день­ги. Но они должны работать и давать результат буквально на 2-й или 3-й год, когда будут зарегистрированы новые хорошие гибриды.

Тем не менее все это не будет иметь никакого смысла, если семена не будут продаваться. Замкнутый круг.

Мы проводим презентации в 43 пунктах — от Крыма до Алтайского края. Раздали бесплатно семена для демонстрационных посевов. Еже­годно проводим День поля у себя на фирме, а также в Рязанской, Влади­мирской, Московской областях, те­перь дошли до Татарстана. Мы делаем все, что обычно принято в мире. Но, видимо, существует некое предвзятое отношение россиян друг к другу, ка­кое-то недоверие. Считается, что все иностранное лучше.

Например, есть фирма «А», прода­ет химические средства и семена ино­странного производства. В то же время у нее есть собственные сельхозпред­приятия. И для них семена приоб­ретают в нашей агрофирме «Отбор». Парадокс? Безусловно. Высевая наши семена, они получают больший урожай кормов при лучшей поедаемости и ус­ваиваемое™. И в то же время активно продают другим семена иностранных фирм. К сожалению, не все пришли к пониманию, что для силосных посевов лучше и дешевле использовать отече­ственные семена кукурузы.

Нам не хватает рычагов власти и собственных денег. Я обслуживаю сейчас 4 кредита — от 18 до 23 процентов годовых. Вот и создавай после этого гибриды! Сами по себе они не получаются. У селекционеров что-то дельное начинает появляться толь­ко после 50 лет. Человек всю жизнь трудится, накапливает опыт. Но этот опыт еще надо передать — вот где проблема! За это дело сейчас взялись все селекционеры НАПСКИП, мы име­ем программу подготовки молодых специалистов. В частности, в нашей фирме есть два аспиранта и один студент. Готовим к поступлению в институт одного школьника. Решили платить ему стипендию с условием, что он вернется и будет работать на фирме. Это продолжительный и трудный путь, но другого нет.

Источник: Журнал «Селекция, семеноводство и генетика». Выпуск №4, Август (16), 2017.